Гёте

Гёте

(Goethe) Иоганн Вольфганг—великий немецкий поэт и выдающийся мыслитель; р. 28.8.1749 (Франкфурт-на-Майне) — ум. 22.3.1832 (Веймар). Его взгляды на жизнь и мировоззрение выражены отчасти в его поэтических произведениях, особенно в «Фаусте» и во многих других произведениях (посвящённых античности, Возрождению и Реформации), отчасти в высказываниях в прозе — «Maximen und Reflexionen» («Максимы и размышления»), новое, снабжённое комментариями издание в «Kroners Taschenausgabe», Bd. 186, и в естественно-научных натурфилософских произведениях, отчасти в разговорах и письмах.

Его философское развитие шло от антипатии к школьной философии («Collegium logicum») в лейпцигский период к пробуждению собственного философского мышления в страсбургский период и отсюда к занятиям натурфилософией в первый веймарский период — в полемике с Платоном, неоплатонизмом Джордано Бруно и прежде всего со Спинозой. После путешествия по Италии у него появляется интерес к учению о цветах и к сравнительной морфологии (изложена в «Metamorphose der Pflanzen», 1790; рус. пер.: Метаморфоза растений, 1957). Он вступает в принципиальную полемику с Шиллером по вопросу об отношении мышления и созерцания к идее, к «прафеноменам»; занимается изучением кантовской философии, особенно «Критики практического разума» и «Критики способности суждения», а также романтики и творчества Шеллинга.

Со времени освободительной войны у Гёте все яснее вырисовывается собственная «система» древней философии (мудрости), изложенная, в частности, в стихотворениях на темы древности, прежде всего «Орфические первоглашлы», «Завет», «Одно и все». Когда Гёте говорит о себе: «Для философии в собственном смысле у меня нет органа», он тем самым отвергает школьную философию, и особенно логику и теорию познания, но не ту философию, которая «увеличивает наше изначальное чувство того, что мы с природой как бы составляем одно целое, сохраняет его и превращает в глубокое спокойное созерцание».

Этим отличается также его творческая активность: «Каждый человек смотрит на готовый, упорядоченный мир только как на своего рода элемент, из которого он стремится создать особенный, соответствующий ему мир». Высшим символом мировоззрения Гёте является Бог-природа, в которой вечная жизнь есть становление и движение, «которая открывает нам, как она растворяет твердыню в духе, как она продукты духа превращает в твердыню». Дух и материя, душа и тело, мысль и протяжённость, воля и движение — это для Гёте дополняющие друг друга основные свойства мироздания. Отсюда также для деятельно-творческого человека следует: «Кто хочет высшего, должен хотеть целого, кто занимается духом, должен заниматься природой, кто говорит о природе, тот должен брать дух в качестве предпосылки или молчаливо предполагать его». «Человек как действительное существо поставлен в центр действительного мира и наделён такими органами, что он может познать и произвести действительное и наряду с ним — возможное. Он, по-видимому, является органом чувств (sensorium commune) природы. Не всё в одинаковой степени, однако всё равномерно познают многое, очень многое. Но лишь в самых высоких, самых великих людях природа сознает саму себя, и она ощущает и мыслит то, что есть и совершается во все времена».

О месте человека во Вселенной Гёте творение есть лишь тон, оттенок великой гармонии, которую нужно изучать также в целом и великом, в противном случае всякое единичное будет мёртвой буквой. Все действия, которые мы замечаем в опыте, какого бы рода они ни были, постоянно связаны, переплетены друг с другом. Мы пытаемся выразить это: случайный, механический, физический, химический, органический, психический, этический, религиозный, гениальный. Это — Вечно-Единое, многообразно раскрывающееся. У природы — она есть все — нет тайны, которой она не открыла бы когда-нибудь внимательному наблюдателю«. «Однако каждого можно считать только одним органом, и нужно соединить совокупное ощущение всех этих отдельных органов в одно-единственное восприятие и приписать его божеству».

Гёте и Шеллинг противопоставили материалистическо-механическому естествознанию Запада творческое учение о природе. Это существенное противопоставление является причиной упорного догматического непризнания ньютоновского учения о цветах со стороны Гёте. В центре гётевского понимания природы стоят понятия первофеномен, тип, метаморфоза и полярность. Трезво и реалистически мыслил Гёте о возможности предметного познания: «Ничего не нужно искать за явлениями; они сами суть теории».

Общее существование человека Гёте считает подчинённым шести великим силам, которые он поэтически образно воплощает в «орфические первослова»: 1) демон личности; 2) идея энтелехии; 3) тихе (судьба) как совокупность роковых жизненных обстоятельств; 4) эрос как любовь в смысле свободной и радостной решимости; 5) ананке — необходимость, вытекающая из конкретных жизненных обстоятельств; 6) эльпис как надежда на будущую свободу и саморазвитие.

В настоящее время обстоятельно занимаются естественно- научными работами Гёте, ибо в них надеются найти средство для объединения магематическо-физической картины мира (которая «правильна», но не наглядна) с наивно-натуралистической (которая наглядна, но не «правильна»). Для Гёте не существовало этого разлада, ибо он отказывается вступать в царство абстрактного, лишённого наглядности мира. Но он знал, что есть истины, которые нужно открыть в этом царстве. В гётевском замечании на рецензию В. фон Шютцена к докладу по морфологии читаем: «Идею нельзя представить в опыте и вряд ли можно показать; кто не имеет её, тот никогда не увидит её в явлении; у кого она есть, тот легко научается смотреть сквозь явление, видеть далеко за ним и, чтобы не потерять себя, каждый раз снова возвращается к действительности и всю свою жизнь попеременно занимается этим. Как бы тяжело ни было на этом пути заботиться о дидактическом или даже догматическом, последнее все же не чуждо благоразумному человеку».

Гёте энергично отстаивал своё право рассматривать и толковать мир по-своему. Однако из его произведений не вытекает, что он считает это толкование единственно допустимым. Овладеть мировоззрением Гёте пытаются и философы наших дней: Ортега-и-Гассет хочет написать «Гёте для тонущего »; согласно X. Г. Гадамеру, в трудах Гёте живет «подлинное стремление к метафизике»; на К. Ясперса произвела большое впечатление его «великолепная неопределённость»; Ринтелен рассматривает Гёте как человека, который, несмотря на демонию и противоречивость натуры, сохранил «живой дух».

Смотрите также:

  • Кропоткин
    (Kropotkin [Krapotkin]) Пётр Алексеевич, князь — русский анархист; р. 9.12.1842 ...
  • Тщеславие
    (Eitelkeit; лат. vanitas) — субъективное удовлетворение собственных, чаще ...
  • Марчич
    (Marcic) Рене — философ; p. 13.3.1919 (Вена) — ум. 2.10.1971 (погиб ...
  • Апатия
    (Apathie; от греч. apatheia — «нечувствительность») — безучастие, при ...